(no subject)

Поскольку новостей особых нет - так мы и стоим на Таити, ждем назначенного для поднятия лодки на берег срока – решил перетряхнуть архивы, и обнаружил, что в инет не попало продолжение истории про охоту на козла и еще пара репортажей. (или я не нашел?) Не знаю, почему так получилось, но пост заблудился где-то в недрах спутниковой коммуникации и до адресатов не дошел. Удивлен вашим молчанием, ведь написано было – продолжение следует – чего не требовали продолжения-то? Зато теперь – полный рассказ, и с фотками.



За Козла ответишь….
Отгуляли Хелоуин, и переползли в соседний залив – когда заходили, видели там пляжи и пальмы. А самое главное – не видели домов и людей – цивилизация изрядно поднадоела, хотелось покоя и уединения. Расчет оказался верным. Голубая лагуна глубоко вдавалась в практически отвесные скалы, спокойный анкридж, два чудесных с виду пляжа, в тени нависающих над водой пальм. Два ящика пива. Ленка мирно дремлет внизу. Пастораль и менестрель в одном флаконе, чего еще желать-то? Якорь булькнулся, движок заглушен, можно гасить приборы и наслаждаться тишиной с пивом. Эхо привычно ответило про красоту, все стихло. Две пробки полетели за борт. Что-то не так. Периодически тихий звук, не самом пределе слышимости, цеплялся за мозг, не давая ему расслабиться.
- Это я один слышу? - спрашиваю Борю
- Ну да, есть мяв какой-то
- И что это?
- Что-то страшно знакомое, что-то из детства, не могу понять.
- Ленка, иди, послушай! А то мы что-то в непонятках
- Да это же коза блеет, вот ведь мужики, ни чего-то вы не слышите.
- А нам и не надо! Мы же Охотники от природы, это твоим прабабкам надо было слушать – а не бежит ли злой мамонт, что бы нас, гарных охотников вовремя разбудить. Гы-гы-гы. (Ну мы, понятно, сидим пиво пьем – чего ж нам всех прабабок-то не вспомянуть?)
- Охотники, говоришь? – с омерзительнейшей интонацией переспрашивает Ленка от лица всех оскорбленных прабабок.
- Ну, типа, да – отвечаю я гораздо менее уверенно, уже чувствуя ловушку, но еще не понимая, в чем дело.
- Так иди, охотник, добудь козу – вон она на склоне пасется.
Твою мать. Попандос. Это же вызов всем мужчинам. Злобно брошенная в лицо всех прадедов перчатка. Я один в ответе за все поколения охотников, смутными тенями сидящих у костров, и сквозь дым веков смотрящих на меня. Как, не подведет потомок-то? Или все, уже нет больше той силушки богатырской, что злого мамонта да в бараний рог…. Нет, ну надо было так попасть на ровном месте, с банкой пива в руке.
- Боря, а ты как, вообще, охотник?
Боря мереет взглядом высоту отвесной скалы, на которой раскорячилась всеми четыремя лапами коза, пытаясь хвостом найти неустойчивое равновесие.
- Я-то, конечно, охотник, токо не горный. Если разделать и приготовить, это я пожалуйста, а вот по горам скакать – это увольте. Ты вот лучше возьми бинокль, и посмотри, кто там под пальмами бродит.

1

- Свиньи! Много! Ленка, а свинья пойдет для поддержания имиджа?
- Вполне, только некрупная.
- Команда, к высадке на берег пятнадцатиминутная готовность.
- Есть, сэр.
Грузимся в тузик, тарахтим на берег. Между сходящимися под углом гранитными утесами зажат оазис размером гектара три. Полоса пляжа, по которой косо сбегает ручей, пальмы, бананы, в середине небольшое озерцо. Всюду свиньи. Реально много. Начиная со щенят, размером с перчатку, заканчивая… О, Господи! Он (с больной буквы «О») шел к нам неторопливо, вразвалочку. Постоял перед ручьем, обдумывая, стоит ли ради нас мочить копыта, потом не торопясь перешел его, и спокойно-спокойно подошел к нам. Весил Он побольше, чем мы с Борей, вместе взятые, был черен, бивни торчали из пасти сантиметра на три, на загривке, как водится – грива, хвостиком с кисточкой похлопывает себя по яйцам, размером с два крупных апельсина, видимо, для поднятия боевого духа. Пока Он переходил ручей, я успеваю подобрать дубину, мы с Борей подвигаемся плечами друг к другу, Ленка ныряет нам за спины. Маневр проделан со строевой четкостью, как будто всю жизнь тренировались. Он останавливается метрах в десяти и смотрит на нас одним глазом.

2

- Хрю?
- Все, все, братан, поняли, были неправы, разреши удалиться?
- Хрю.
- А бананов набрать нельзя?
- Хрю!
- Понял, понял, не дурак, и не надо, уважаемый, вот эдак копытом-то копать, мы же, это, - царь зверей, вот.
- Хрю?
- Правда!
- Хрю!!
- Ладно, ладно не надо нам бананов твоих, все, все, уходим, пасть прикрой, тварь.
Тузик позорно отваливает, начинается тропический ливень, все мокрые возвращаемся на лодку. Пиво не помогает снять нервную дрожь, но после глотка рома немного отпустило.
- Не, ну ты видел? – Какова скотина! – А копыта, видели какие? – А глазки маленькие такие, злобные – Да, и слюна из пасти капает – А пятак, видели, как фара у «Оки»…. Не, ну нах этих хрюшек, пусть пасутся, да и хозяйские они – видели, кормушки стоят.
Выпиваем еще по глотку, нервяк улетучивается совсем.

3

- Л: А коза-то явно дикая – так на скале и висит, как приклеенная, вполне добыть можно.
- А: Ага, только высоко очень – она по этому и висит – шаг сделать боится.
- Б: А вон там, с другой стороны бухты, вроде две козы, и не так высоко.
- А: Ни хрена, «не высоко» метров десять обрыв, а под ним прибой – скала открыта к Океану.
- Б: А если с подветра зайти? Смотри, метров сто левее лежки риф – можно тузик на якорь поставить, а потом по скале, над прибоем…
- А: Пойдешь?
- Б: Не, я же сразу сказал – я не альпийский стрелок.
- А: Ленка, а где патроны?
- Л: В помойке – мы ж их там от таможни прячем.
- Б: УмнО
- Л: Главное, затычку из дула вынуть не забудь, охотник.
- А: …из дула вынь, и себе в задницу вставь, когда по мокрым отвесным скалам полезешь... Ладно, понял. А морально-гринписовкая компонента как?
- Б: Не хорошо это.
- Л: А коза вкусная?
- А., Б., в один голос : Да
- Л: Тогда ладно, только козочку не бей, у нее же козлятки погибнут, и козляток не стреляй, они же маленькие, жалко.
- А: Хорошо, любимая, как скажешь…
Сажусь в тузик, тарахчу к намеченной точке высадки, чувствуя себя в Нормандии сорок третьего. Для поднятия настроения напеваю про стрелков из «Эдельвейс», которых надо сбросить с перевала. Ливень с ветром, который уже порвал нам тент, потихоньку перешел в нудную морось, но волну разогнать успел знатно. О том, что бы подойти к камням, не может быть и речи - размолотит в щепки. Бросаю якорь, сам, держа ружье над головой, вываливаюсь следом. На камни выползаю минут через пять, уже изрядно повымотаный. Ну, ничего – еще всего-то метров сто – и на месте. Хрена-ссе. Пятиэтажку – вдоль, по балконам третьего этажа, над ревущим прибоем, под дождем, с ружьем за спиной. Зашибись, зелененький. Вот ведь не сиделось-то спокойно.
Сначала дело шло неплохо – с камня на камушек, скок-поскок, даже задумался над логической Ленкиной загадкой – козу нельзя, козлят нельзя, а кого можно-то? Не найдя решения, возвращаюсь к реальности и понимаю, что давно уже не скок-поскок, а очень конкретно – то ползком, то на четвереньках – камни скользкие нереально. Так, надо приготовиться – приклад откинут «для стрельбы» – рывок затвора, – патрон с лязгом уходит в ствол. Предохранитель ставить? Ведь услышат потом щелчок, собаки. А если нет? Грохнешься, оно ведь выстрелит, отстрелит ягодицу. Ну, от греха, лучше на предохранителе. Лезем дальше.
Следующая остановка, кода начинает мешать козырек кепки – упирается в скалу – а ведь и правда отвесная, сука. Под ногами мокрый скользкий выступ, руками держусь непонятно за что – поза распятого Христа, только лицом к кресту. Как всегда, когда попадаю в реальный блудень, начинаю разговаривать сам с собой: А кепочку-то тут оставить придется, уважаемый. И давай, вспоминай, родной, как это все делалось, а то, хоть лететь-то и недолго, но переломанным из прибоя потом не выплыть. Последние метров десять – чистый Том Круз – на одних пальцах – токо у него солнышко почему-то все время, а тут – морось скользкая, и ружье за спиной болтается.
Долез, даже вроде с высотой не ошибся. Задержав дыхание, выглядываю из-за карниза – здесь он, каюмчик, здесь он, родимый, стреляй, Шилов, стреляй, уйдет ведь! Стоп, стоп, сейчас главное – все делать плавно и не торопясь – я с подветра, меня скрывает карнизик, обе козы смотрят в другую сторону – позиция идеальная. Повисаю на одной руке, другой снимаю с плеча ружье, аккуратненько двигаем центр тяжести и перехватываемся левой рукой пониже.
Все, стою уверенно, можно целить. А в которую? Коз-то две. И надо принять решение – какой щипать травку дальше, а какой стать харчо (м). Поверх прицела рассматриваю кандидатов – одна козочка беленькая как снег, рожки ровненькие, ножки стройненькие, стоит всеми четыремя на одном пятачке, спинку выгибает, хвостик пушистенький – чисто Серебряное Копытце из мультика. Ну а второй – рыжий, бородатый, роги обломаны, ноги кривые и йети по колено. И что делать прикажите? Его же жрать потом невозможно будет, козла эдакого – вонь аж сюда долетает. А беленькую – жалко, да и Ленка не велела – а вдруг у нее козлятки? Или еще того хуже – если только будут? Опорная нога начинает дрожать, прерывая моральные терзания, сдвигаю предохранитель, старый козел тут же прятает ушами и напрягается. Все, надо стрелять, а то если рванут, то, даже если попаду влет, туша рухнет в прибой, потом не вытащишь. Один выстрел – один трофей. Чисто-чисто – козел подгибает передние ноги и заваливается на бок. Козочка удивленно смотрит на него.

4

А дальше все жестко и не романтично – пролезть обратно к динги, вернуться на лодку, взять ножи, топор, веревки подвешивать тушу, мешки для мяса. Обратный рейс – уже втроем. Прибой подутих, высаживаемся прямо под лежкой – десять метров вверх – козочка все еще стоит и смотрит на нас. Уходи, глупая, не надо тебе этого видеть. Да и Ленке тоже – иди крабиков посмотри. Через час – все в кровище и грязи по уши – стаскиваем вместе с Борисом два здоровенных черных помойных мешка в динги – в одном мясо, в другом шкура и потроха. Голову тащу отдельно – она рогами мешок порвет. От вида отрезанной головы, Ленка с трудом сдерживает рвотный позыв и отворачивается.
Трудно ей угодить.

Как вы перевозите ружьё? В каждой стране нужно свое разрешение? Или прячете от таможни? Как это работает в случае с яхтами?

Козел оказался съедобным?
Есть ощущение что валить стоило порося.
И возни меньше и если кабан знаком с оружием то (возможно) либо обосрался иль отреагировал б спокойно.
Местные как то выгребают поросей - не воюют же они с ним каждый раз насмерть.

куда потом козью голову дели?

и раз уж тут разговор зашел о питании - а как вы бережетесь чтоб не схватить заразу или травануться? в части рыб, фруктов и местной еды. Тот же сигуа токсин или что то в фруктах - с пресной водой то проблемы, как вы упоминали. Да и в баке она не становится лучше.
Эх,иногда я так рада,что вегетарианка!Хорошо хоть не стали отрезанную голову фоткать.Уверена,вкус этого мяса не стоил того!И что же вам креветочек не елось?... :)