Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

День добрый, Уважаемые!

3

Вас приветствуют Андрей и Лена Невзоровы с борта яхты DELTA, и мы искренне рады, что вы заглянули в журнал кругосветной экспедиции

Друзья, кругосветное плавание закончилось, и мы сошли на берег. Но жизнь продолжается! Будем рады видеть вас в нашей новой каюте - на сайте Saillife.ru
Там мы будем продолжать общаться и готовиться к новым плаваниям.


Для тех , кто читает нас впервые, мы сделали подборку, по нашему мнению, лучших постов для начала знакомства с нашей экспедицией.




Collapse )

С уважением, Андрей и Лена.

Не-помню-какой остров.


Как выйдешь с Сувы, на право, на запад, миль через двадцать остров находится, забыл, как называется. Подождите, у девочек спрошу. - Как? - Бека? Говорят, Бека. Не знаю, а в карту лезть лень. Кому не лень, посмотрите.
Так вот, прогноз опять не посмотрели. Вернее, опять посмотрели, но не адаптировали к местным условиям – смотрели общую карту, там ветер в районе двадцатника был – многовато, но терпимо, а в щели между большим Фиджи-островом и этой Бекой, прости Господи, раздуло под тридцатник. Кстати, про ветер, чтоб было понятно. На берегу скорость ветра измеряют в метрах в секунду, на море в узлах. Соотношение – один к двум – один метр в секунду, это два узла. Штормовое предупреждение в городах объявляют при 15 м/с – это когда рекламные щиты начинают летать, и деревья на машины падают – на море тот же ветер, это тридцать узлов. Когда так свистячит, тактично называется «рабочий ветер» - ну, то есть жить можно, но крайне противно. Вот, примерно так.
1
Collapse )

Ниуе

Дошлепали мы до Ниуе. 500 миль вместо пяти дней плелись неделю – два дня был штиль – обидно. А тут еще Тристан (англичанин с яхты-мечты) письмо прислал, что они до Суварова долетели 700 миль за пять дней – это круто, очень быстро. Но, правда, и яхта-мечта длиннее нас почти вдвое - а у яхт размер, как раз, имеет значение – чем длиннее лодка, тем быстрее (в общем случае) она идет. Гидродинамика, однако, – наука!
Collapse )

Сегодня 9.10 6.29ю 125.44 834 мили

Продолжение

Радио бормотало вещи вполне конкретные, а имненно: "Всем судам Онежского бассейна, начиная с трех ночи выход в озеро закрыт, судам находящимся в озере, принять меры к укрытию от северо-восточного ветра при нревозможности подготовиться к штормованию." Бывает на Онеге такие ветра, что волны смывают гранитные набережные.

Хмель сняло как рукой, северянки стайкой вылетели из головы, остался вопрос - что делать? Второго вопроса - кто виноват - пока не возникло - и так было понятно, что чем-то мы суровых карельских богов прогневали. Я, к стати, вспомнил, куда мы так торопились - подзадержались мы с Пашкой в Карелии, и надо было попасть домой к Ленкиному дню рождения, - поскольку неявка на означенный праздник являлась бы залетом первостепенным, и каралась бы по всей строгости семейных законов...

Так что вариантов не было - шторм не шторм, а идти надо, часики тикали.

Часа в четыре выглянуло опухшее холодное солнце. Пашка высунулся из люка первым. Как там? Спросил я. - Жопа - лаконично ответил он. - О, Господи, только не это! - простонал он еще через мгоновенье. Тут уже я полез наверх. Свистело так, что на палубе приходилось кричать, хлопья пены перебрасывало через пирсы яхтклуба и они летели по ветру, как клочья ваты. А на пирсе стояла давешняя северянка, в легком платьице, прижимая к груди туесок с пожитками. Мы переглянулись - а ты говорил, что глюк - с непонятным укором протянул Пашка. - Вон он, твой глюк во всей красе. - Давно стоишь-то, милая? - это уже к северянке. - Да как солнце взошло, вы же сказали к рассвету, вот я и пришла. - Ветер рвал на ней платьице, у меня на глазах навернулись слезы - то ли от ветра, то ли от немыслимой пронзительности ситуации.

Пауза затягивалась. Ответственность принял на себя Пашка - Ладно, заходи, коли так, садись в уголочке и не мешайся пока. Давай, Андрюха, сниматься, что ли, а то чем дальше, тем страшнее. И выдай созданию ватник и непром. - Есть, сэр - пробормотал я. Непроснувшийся мозг с радостью принял возможность перевалить принятие решения на другого. Швартовы полетели в воду, движок послушно набрал обороты - ну, понеслось - подумалось мне.

Черта с два. За ночь у какой-то лодки перетерло швартов и растянуло его поперек выходного створа. Мы заметили его одновременно но слишком поздно, в тот же миг чертова веревка намоталась нам на винт. Унылое тыканье багром в воду показало то, что и так было понятно - застряли мы плотно и кому-то придется нырять в ледяную онежскую воду и срезать швартов с винта ножом. Понятно, что все происходящее сопровождалось репликами двух похмельных непроснувшихся мужиков, из которых цензурными были только артикли. Ну что, на "камень, ножницы, бумага?", кому лезть? - продолжал рулить процессом Пашка - Угу, согласился я - Раз, два, три - выпало ему. - А у тебя, ну чисто случайно, гидрика нет? - поинтересовался он, снявши штаны и потрогав пальцем ноги воду. От степени бестактности и неуместности вопроса, я даже проснулся, и посоветовал ему не забыть снять и плавки тоже, дабы ими за что-нибудь не зацепится. Он, видимо, тоже не до конца проснулся, так как послушно снял плавки, взял в зубы нож и, в чем мать родила, полез за борт.

Пока за бортом происходило ныряние, шипение и ругание, появилась возможность заняться неожиданной пассажиркой. Из под капюшона непрома на меня смотрели два огромных, насмерть перепуганных глаза. Надо было срочно ее как-то успокоить, потому что вид голого мужика с ножом в зубах, на фоне холодного рассвета в обрамлении хлопьев летящей пены, даже у меня вызвал нервную дрожь - что же говорить о нежном создании.

А знаешь ли ты, милочка, что во время войны множество самолетов сбивали над Ла-Маншем - вспомнился мне фильм "Красавица Мемфиса" - и пилоты, которым удалось выжить при крушении или выпрыгнуть с парашютом, погибали потом от переохлаждения. Долго не могли придумать, как отогреть переохлажденного человека и вывести его их гипотерми. Потом кто-то сообразил, что лучшее лекарство для переохлажденного - женщина, которая отогревала его теплом своего тела... Да, история была выбрана явно не самая лучшая, подумалось мне. То же подтвердил Пашкин взгляд - он уже к тому времени вылез, и, стоя на корме в позе микелянжеловского Давида, весь в лучах солнца и осознания выполненного долга, застал окончание моей байки.

- Что я должна сделать? - мужественно глядя на нас, спросила нас Наташа

- Кофе - улыбнулся Пашка.